Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
13 октября 2019, 21:41

Владимир Путин готовится к визиту на Ближний Восток

Две страны, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты, в обеих президент был в 2007 году. В преддверии глава российского государства дал большое интервью телеканалам RT Arabic, Sky News и Al Arabiya. 

Вот как изменилась страна с прошлого приезда Владимира Путина. Девушка за рулем. Вафа, так ее зовут, получила права меньше года назад: «Некоторые поддерживали меня, показывали, мол, здорово. А некоторые смотрели с удивлением. Теперь уже все согласны с правом женщин водить». В 2007 такое было просто невозможно. Но куда больше тогда впечатляли цены: один литр бензина стоил три рубля. Вот саудовская заправка сейчас: в 2019 вода стоит копейки, а вот литр 95-го почти 40 рублей, почти как в Москве.

В стране реформы. В королевство теперь пускают туристов. В торговых центрах те же магазины, что и везде, но коллекции с учетом местных традиций.

Полиции нравов теперь запрещено проводить задержания. Вот американские журналистки с непокрытыми головами отделываются замечанием. А это уже российские журналистки в саудовском аэропорту. В 2007 перед выходом в люди их предшественницы суматошно делили черные одеяния и платки.

В этот визит президента девушки уже без платков и в цветных абайях. Из уважения, а не по требованию.

– Я, когда приехала, встречали представители министерства информации. Мы с ним обсуждали одежду, и я спрашивала: ну вот надо. Они – что тебя попросили в аэропорту? То есть они готовы были возмутиться, если кто-то мне сделал замечание, – говорит Марианна Беленькая, обозреватель газеты «Коммерсантъ».

С коллегой из «Коммерсанта» разговариваем на заводе Saudi Aramco, одном из тех, что в сентябре атаковали беспилотники и ракеты. 

Добыча нефти уже давно восстановлена. Расследование продолжается, но Саудовская Аравия и США еще до его начала объявили, что за ударом стоит Иран. Эта тема здесь уже месяц первополосная.

И не удивительно, что арабские журналисты многократно спрашивают Путина об атаке.

– У ваших спецслужб есть серьезный потенциал. Ведь Российская Федерация не может не знать о том, что действительно произошло в ходе тех атак на НПЗ? – спрашивает Мохаммед Томаихи, корреспондент телеканала Al Arabiya.

– Представьте себе, не знаю. Я вот сразу же на следующий день поинтересовался и у руководителей Службы внешней разведки, и у Министерства обороны. Мы этого не знаем, – ответил Владимир Путин.

Владимир Путин сразу после удара призвал не спешить с выводами до конца расследования. Не только с трибун, но и оказывается, в личном разговоре с кронпринцем Мохаммедом ибн Салманом.

– Я ему сказал, что считаю необходимым получить доказательства, найти виновного. Подтверждение тому, что кто-то стоит за этой акцией. И в принципе, принц со мной согласился.

Арабских журналистов это откровение президента не успокоило.

– У вас была встреча недавно с президентом Рухани. Получили ли вы от него какие-либо заверения в том, что Иран никоим образом не связан с этими атаками? – продолжил Мохаммед Томаихи, корреспондент телеканала Al Arabiya.

– Да, он так и сказал, что Иран не имеет к этому никакого отношения.

Казалась бы, поставили точку. Но интервьюеры не отступали.

– Господин президент, можем ли мы получить от России хотя бы уверения, что если выяснится, что Иран стоит за этой атакой, то Россия так же присоединится к тем странам, которые это осуждают? – спросил Мохаммед Томаихи.

–Кто бы ни стал за этим инцидентом, мы осуждаем акции подобного рода. Вот и все. 

Тем временем российским журналистам в королевстве накануне визита демонстрировали обломки дронов и разрушения на заводах. В то время, как Saudi Aramco привозит группы иностранных журналистов, чтобы увидеть и прикоснуться к следам сентябрьских атак, американцы перекидывают в королевство дополнительные войска.

Пентагон отправляет дополнительные три тысячи солдат, системы ПРО и истребители к 14 тысячам бойцов с техникой, что уже переброшены в район Персидского залива за полгода обострения отношений с Ираном.

Об Иране с Путиным журналисты говорят снова и снова. Интересуются, поможет ли Москва примириться своим восточным друзьям и партнерам?

– Можно ли рассчитывать на роль Российской Федерации как возможного посредника между Исламской республикой и Саудовской Аравией? – спрашивает Салам Мусафир, руководитель отдела общественно-политических программ телеканала RT Arabic.

– Я думаю, что наши партнеры ни в Иране, ни в Саудовской Аравии не нуждаются в посредничестве. Решить вопросы между двумя государствами могут только сами эти государства.

Путин, как и прежде, против внешнего вмешательства в дела суверенных стран: «Мы не считаем, что мы где-то с небес можем и должны руководить ситуацией».

Тем более, что партнеры России и в Эр-Рияде, и в Тегеране.

– Россия никогда не дружит с кем-то против кого-то. Мы выстраиваем двусторонние отношения, основываясь на позитивных тенденциях в наших контактах, а не создаем союза в борьбе с кем-то.

В Саудовской Аравии ценят дружбу с Россией. На встрече с нашими журналистами член королевской семьи, принц Турки ибн Фейсал, экс-шеф разведки приветствует каждого лично.

Теплым приемом мы обязаны сближению Владимира Путина и принца-наследника Мохаммеда ибн Салмана.

– Мы рассматриваем Саудовскую Аравию как дружественное нам государство. У меня очень добрые отношения сложились и с королем, и с наследным принцем, – говорит Владимир Путин.

– Я вижу язык тела, когда, например, они встречаются на официальных мероприятиях. Вы помните их знаменитая встреча на большой двадцатке? – спрашивает Турки ибн Фейсал Аль Сауд, принц Саудовской Аравии.

– Да, в Аргентине! Их рукопожатие, – отвечает Константин Панюшкин, корреспондент Первого канала.

– Их рукопожатие. Это то, чем мы, саудиты, очень гордимся, что наше руководство выстраивает дружеские отношения с другими главами государств. И в особенности с Путиным.

И потому гостям из России здесь стремятся показать все самое лучшее. Самый высокий небоскреб в Эр-Рияде, 99-й этаж. И разумеется, лучший вид на столицу. Вот там деловой квартал вроде нашей Москва-сити, но в основном, вокруг стройки, новых небоскребов, метро, к которым королевство привлекает иностранных партнеров. Например, к строительству новых железных дорог Эр-Рияд рассчитывают привлечь РЖД. Переговоры ведет наш Фонд прямых инвестиций, который уже четыре года приводит в королевство российский бизнес.

– У нас уже более 30 проектов, которые саудовская сторона проинвестировала в России, более двух с половиной миллиардов долларов и во время визита президента мы заключим более 10 соглашений на сумму более двух миллиардов долларов, – сообщил Кирилл Дмитриев, генеральный директор Российского фонда прямых инвестиций.

Все это во многом благодаря особым отношениям президента и молодого кронпринца.

– ОПЕК+ это же, его инициатива была работать с нами в таком ключе. Это же он поддержал создание платформы наших инвестфондов. Это же он ставит вопрос о расширении нашего сотрудничества в сфере военно-технического взаимодействия, – комментирует президент России.

Вероятность покупки С-300 или 400 в Эр-Рияде пока не комментируют, но уже давно открыто обсуждается возможность производства автоматов Калашникова в королевстве. Страны сотрудничают в борьбе с терроризмом.

– Без вклада Саудовской Аравии в процесс урегулирования в Сирии, мне кажется, позитивного процесса там, позитивной тенденции в урегулировании добиться было бы абсолютно невозможно, – обратился Владимир Путин.

Репортеры спрашивают Путина о будущем Сирийской арабской республики.

– Все, кто находятся на территории любого государства, в данном случае Сирийской Арабской республике, находятся нелегитимно, должны покинуть эту территорию. Это касается вообще всех государств. Если будущее руководство, легитимное руководство Сирии скажет, что оно не нуждается больше и в присутствии российских вооруженных сил, это касается и Российской Федерации тоже, разумеется, – ответил Владимир Путин.

Разговор все ближе подбирается к стратегическим интересам России.

– Североатлантический союз начал продвигаться далее. Не чувствуете ли вы угрозу в виде этого движения в сторону ваших границ? – спросил Мохаммед Томаихи.

– Чувствуем, конечно. Это военный блок. И, конечно, когда инфраструктура военного блока приближается к нашим границам, никакой радости это у нас не вызывает. Ну, то, что НАТО – это просто инструмент внешней политики США, я думаю, тоже у никого сомнений не возникает. Какой фокус мы еще наблюдаем? Вот страна входит в НАТО. А потом их почти никто не спрашивает, когда размещают там определенные виды вооружений. Вот так появились системы противоракетной обороны, элементы системы противоракетной обороны в Румынии, вот сейчас будут скоро в Польше. Это совсем близко от наших границ. И это, конечно, представляет для нас угрозу. Потому что это попытка нивелировать наш стратегический ядерный потенциал.

Владимира Путина, разумеется, тут же спрашивают про новейшие российские военные разработки.

– Гиперзвукового оружия пока ни у кого нет. Ну, появится, конечно, в ведущих армиях мира рано или поздно, безусловно, появится, но и у нас к этому времени тоже кое-что появится. Я уже знаю, над чем наши ученые-конструкторы и инженеры работают.

– Считаете ли вы, господин президент, что новая гонка вооружений действительно может вернуть нас, перезагрузить в обстановку Второй холодной войны? – интересуется Мохаммед Томаихи.

– Гонка вооружений – это плохо. И ничего хорошего для мира она не сулит. Но мы в непомерные для нас бюджетные расходы втягиваться не будем. Я, наверное, не открою для вас никакого секрета, а может быть, удивлю, не знаю, но Россия занимает 7-е место по расходам. И при этом у нас есть оружие, которого нет в мире.

Когда интервью перевалило за полчаса, настало время вопросов про Трампа.

– Вы же наверняка следите за тем, что заявляет американский президент? – спрашивает Салам Мусафир, руководитель отдела общественно-политических программ телеканала RT Arabic.

– Нет. У меня нет, извините, у меня у самого нет никакого твиттера, и я не слежу за этим.

А вот саудовцы, кстати, следят. Когда два года назад Дональд Трамп прилетал в Эр-Рияд, в городе даже развесили твиты американского президента на рекламных щитах. Но арабские журналисты, конечно, заговорили о Трампе по другой причине.

– Предположим, что президент Дональд Трамп все-таки переизберется в следующем году, – начал Салам Мусафир.

– Вы, извините, Russia Today? Вот благодаря таким, как вы, Россию будут обвинять в том, что мы вмешиваемся в выборы, потому что вы сейчас допустили переизбрание Трампа. Ага. А это уже элемент вмешательства России в предвыборную кампанию.

Напоследок, вопросы от зрителей. Оказывается, аудиторию арабских телеканалов волнует практически то же самое, что и телезрителей из России. Чуть под другим углом.

– Они очень волнуются касательно отношений России с арабским миром, когда вы уже не будете президентом этого государства. Они боятся, как изменятся отношения между Россией и арабским миром. Ваш наследник, который когда-либо появится, как он будет решать этот вопрос, – спрашивает Салам Мусафир.

– Дело не в фамилии руководителя России. Дело в наших национальных интересах. Национальные интересы России русского и других народов Российской Федерации диктуют необходимость развития отношения с арабским миром.

Путин уже столько раз отвечал на самые завуалированные вопросы о преемнике, что, разумеется, и в этот раз нашел, что сказать. Тем более, это уж точно не тема его предстоящих визитов в Саудовскую Аравию и Арабские Эмираты.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей