Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
24 июля 2020, 09:18

В Германии завершился резонансный процесс по делу бывшего надзирателя польского концлагеря Штуттгоф Бруно Дея

В Германии завершился резонансный процесс по делу бывшего надзирателя нацистского концлагеря в Польше Штуттгоф. Эсесовцу Бруно Дею, который причастен к гибели свыше пяти тысяч узников, дали условный срок. Приговор, мягко говоря, озадачил общественность. В ФРГ за такими делами всегда пристально следят, ведь и некоторые пособники нацизма еще живы, и их потомки все знают и помнят.

Бывший эсэсовец Бруно Дей привычно закрывает лицо. Он не раскаялся. Но немецкая Фемида оказалась к нему удивительно благосклонной. Два года условно за соучастие в убийстве пяти тысяч двухсот тридцати человек.

– Условное наказание по делу о массовых убийствах. Даже учитывая, что подсудимый на момент совершения преступлений был несовершеннолетним, это неправильный сигнал, – считает Кристоф Рюкель, адвокат.

В 44-м семнадцатилетний Дей был охранником в концлагере Штуттгоф на территории нынешней Польши. Там узников травили газом, убивали с помощью инъекций бензола. А вот как эсэсовцы развлекались.

– Один из нацистов сказал узникам, отцу и сыну: у вас простой выбор. Один из вас умрет. Либо отец убьет сына, либо сын убьет отца. Или я вас убью обоих. Отец и сын поговорили друг с другом и решили, что сын убьет отца. Вот как это было, – вспоминает Авраам Корыски, бывший узник концлагеря Штуттгоф.

Но Дей утверждает, он лично ничего плохого не делал. Просто стоял на вышке. Доказать его участие в отдельных преступлениях сейчас уже невозможно. Так что процесс в какой-то степени символический. Напоминание всему миру об абсолютном зле, следы которого порой преследуют уже потомков нацистов. Один из таких потомков, внук коменданта Освенцима Рудольфа Хесса Райнер. Семья его до весны 45-го жила на шикарной вилле у «лагеря смерти». Вот его отец слева на снимке в шерстяной кофте.

– Я наткнулся на списки заказов моего деда и моей бабушки. Там был заказ на серую шерстяную кофточку. Я узнал, что она принадлежала еврейскому мальчику, которого отправили в газовую камеру. Ну а кофточку приказали продезинфицировать. Много лет спустя, после войны, когда мне было лет 5-6, я тоже ее носил, – делится  Райнер Хесс, внук коменданта концлагеря Освенцим.

Бабушка Райнера обо всем знала, муж рассказал о массовых убийствах еще в 42-м. И все равно Освенцим она называла своим раем. Таков он, обыкновенный фашизм. Цветы, теплицы с клубникой. и все это в какой-то сотне метров от печей крематория.

– Моя бабушка говорила: дети, мойте фрукты и овощи, они все в пепле. Вот этот парник сейчас с закрытой крышей, она открывается наверх. Иногда ветер со стороны крематория приносил туда пепел, – продолжает Райнер Хесс, внук коменданта концлагеря Освенцим.

Вот с какой семейной историей некоторым приходится сосуществовать. Что же касается процессов последних лет в Германии, против еще одного эсэсовца Оскара Гренинга, бухгалтера из Освенцима, или того же Бруно Дея, охранника Штуттгофа, то мнения родственников жертв разделились. Для одних это торжество правосудия, для других фиговый листок, прикрывающий позор немецкой юстиции.

За все послевоенные годы из шести с половиной тысяч эсэсовцев, благодаря которым и работала «фабрика смерти» в Освенциме, осуждены лишь 50 человек. То есть менее процента. Та же ситуация и с охранниками Штуттгофа, других концлагерей. Большинство из них уже умерли, избежав наказания.

Охранников концлагерей в ФРГ могли и должны были судить еще в пятидесятых. Но этого не произошло. И крайне мягкий приговор в отношении 93-летнего Бруно Дея существующего положения вещей уж точно не изменит.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей