Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
10 апреля 2019, 21:20

Власти Польши отказались допустить российских специалистов к реконструкции мемориала «Собибор»

В Европе пытаются заставить людей забыть о том, кто принес ее народам свободу от нацизма и какую цену пришлось заплатить за это. Удивительно, что в первых рядах борцов с исторической правдой оказалась Польша — страна, потерявшая во время Второй мировой войны 17% населения. Официальная Варшава отказалась допустить российских историков и специалистов к участию в реконструкции мемориала в бывшем лагере смерти «Собибор». Хотя ключевую роль в знаменитом восстании сыграл именно советский офицер.

Этой дорогой за полтора года прошли более четверти миллиона человек. Почти никто не вернулся. Позже ее назовут «дорогой в рай». Отсюда до крематория лагеря смерти «Собибор» метров 200.

«Я почувствовал запах горелого мяса, и когда я спросил, что это горит, мне показали на густой дым, эти старые лагерники: «Вот, это ваши товарищи из эшелона», — вспоминает узник лагеря смерти «Собибор» Семен Розенфельд.

Семен Розенфельд — один из участников восстания в «Собиборе». Единственный в истории фашистских лагерей успешный бунт поднял советский офицер Александр Печерский.

«Он меня отозвал в сторону, Печерский, и говорит: «Ты топором сможешь убить человека?» Я говорю: «Человека — нет, но фашиста — да», — рассказывает Семен Розенфельд.

Именно тем событиям посвящен фильм «Собибор» Константина Хабенского: «У всех в голове была только одна мысль: не просто бежать, спасая собственную жизнь, а уничтожить всех этих гадов. Нам нужен был не просто побег, нам нужен был бунт, восстание».

Из лагеря с боем вырвалось более 300 человек. Большинство из них нашли и расстреляли фашисты, многих выдали местные жители. Вскоре после побега немцы снесли лагерь, а территорию перепахали.

После войны здесь появился музей-мемориал. Несколько лет назад его решили обновить. Официально предложили России принять участие в создании новой концепции. Но потом геополитический флюгер в Варшаве повернулся и приглашение отозвали. 

Вскоре объявили открытый международный конкурс на разработку экспозиции. От России поступило сразу три заявки. Польша под формальными предлогами не допустила все. Например, Российскому военно-историческому обществу отказали, потому что они не ответили на письмо, которое не получали.

«Вот поскольку не ответили, мы вас исключаем из этого конкурса». Ну кому это в голову придет?! Это даже не формальный признак, это отписка. И у меня возникает ощущение, что эта отписка была направлена именно на то, чтобы четко выкинуть Россию из этого проекта», — говорит научный директор Российского военно-исторического общества Михаил Мягков.

Организаторы конкурса, к которым Первый канал обратился за комментарием, запрос проигнорировали. Суть происходящего объяснили польские политологи.

«Власти Польши во всем противопоставляют себя России. Это стало государственной политикой — идти наперекор России во всем, вплоть до мелочей: если русские скажут «дождь», мы скажем «снег». Полякам не рассказывают о ситуации вокруг музея, а если и расскажут, то в таком ключе: «Польское героическое правительство дало достойный отпор российской пропаганде», — поясняет политолог Томаш Янковский.

А ведь экспонаты, хранящиеся именно в России, могли бы обогатить экспозицию. Например, рубашка, которая была на Печерском в день восстания. Ее ему дала пленница из Голландии — Люка.

«Люка буквально в последнюю минуту перед восстанием очень просила Печерского надеть эту рубашку: «Это счастливая рубашка моего отца, надень ее, и тебе повезет. И вместе с тобой всем нам повезет», — рассказывает Юлия директор Фонда Александра Печерского Макарова.

Поразительно, но в обновленной концепции, предложенной Варшавой, нет ни одного упоминания имени Александра Печерского. Восстание было, а Печерского как бы и нет. Не могут польские власти, которые сносят памятники советским солдатам, признать, что советский офицер — герой.

«Я не представляю себе, как можно про Печерского не упоминать, ведь Гиммлер приказал ликвидировать лагерь именно из-за восстания Печерского. Нельзя смешивать историю и политику, но уж в такое время мы живем», — сокрушается историк Томаш Бохун.

А ведь еще не так давно посол Польши специально прилетал в Ростов-на-Дону, чтобы лично вручить государственную награду дочери Александра Печерского — Элеоноре.

«Он приехал сюда, и он вручал мне эту награду, Орден Польской республики, от правительства Польши. Что так изменилось за эти четыре года?!» — недоумевает Элеонора Гриневич.

Сегодня Семен Розенфельд — последний из оставшихся в живых узников «Собибора». Говорит, понимает, что отношения между странами могут измениться. Но не понимает, как можно переписывать историю.

«А кто освободил эти места? Русские солдаты! В восстании участвовали все русские военнопленные. Если бы не мы, не было бы восстания», — подчеркивает Семен Розенфельд.

Российское военно-историческое общество официально обратилось к председателю Европейского совета Дональду Туску с просьбой повлиять на ситуацию: у России должна быть возможность отдать дань памяти героям и жертвам «Собибора».

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей