Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
22 декабря 2019, 21:11

С документами в руках говорил Владимир Путин о раскладе сил в Европе накануне Второй мировой войны

Мир вступает в новое десятилетие. Казалось бы, разговоры должны быть только о будущем. Но то, что происходит, заставляет говорить о прошлом и не о лучшей его стороне. Тема наступления на историческую правду на этой неделе звучала громко и на разных уровнях.

На Генассамблее ООН в центре внимания Российская резолюция, осуждающая героизацию нацизма. Примеры ее — совсем рядом: памятники победителям фашизма беспощадно сносят, а членов «Ваффен СС» объявляют чуть ли не освободителями. Российскую обеспокоенность в связи с этим поддержали более 130 стран, но только не США и Украина. Были еще и те, кто воздержался, в их числе европейские страны.

Почему Запад не видит проблемы в факельных шествиях и цинично сравнивает Советский Союз с гитлеровской Германией, понятно из архивных документов, которые Владимир Путин показал коллегам из СНГ.

«С русскими не договориться — нашему цивилизованному цинизму трудно пробиться сквозь пафос их средневековых душ», — это слова британского премьер-министра Чемберлена, сказанные в сентябре 1938 года, незадолго до подписания Мюнхенского сговора с фашистами.

Эта фраза спустя 81 год могла бы стать эпиграфом к принятой еще в сентябре резолюции Европарламента: России предлагается прекратить искажение исторических фактов и признать за Советским Союзом как минимум равную с фашисткой Германией ответственность за развязывание Второй мировой войны.

«Можно как угодно предавать анафеме и сталинизм, и тоталитаризм в целом, и в чем-то это будут заслуженные упреки, безусловно, наш народ был первой жертвой этого тоталитаризма, и мы его осудили, и культ личности осудили и так далее, но приравнивать Советский Союз или ставить на одну доску Советский Союз и фашистскую Германию — это верх цинизма. Это люди, значит, не знают историю, читать и писать не умеют», — подчеркнул Владимир Путин.

Если в 1938 году их «цивилизованный цинизм» диктовал лидерам крупнейших европейских держав целесообразность сдачи Гитлеру Чехословакии, то в 2019 году им уже руководствуются, когда пытаются представить Советский Союз инициатором всемирной бойни. В то же самое время внутри нашей страны находятся те, кто всерьез обсуждает возможные плюсы от сдачи немцам Ленинграда.

«Когда я слышу, что, может быть, было бы хорошо Ленинград сдать и так далее, мне хочется сказать: «Вы придурки?! Нет? Вас бы никого не было, кто так сегодня рассуждает!» — возмутился президент России.

В канун 75-й годовщины нашей Победы такие демарши не могут остаться без ответа. Об этом Владимир Путин заговорил еще на своей Большой пресс-конференции и вернулся к этой теме в ходе встречи лидеров стран СНГ в Санкт-Петербурге.

«Хочу еще раз подчеркнуть, это касается всех нас, потому что мы в известной степени наследники бывшего Советского Союза. Когда говорят о Советском Союзе, говорят о нас, что же вот написано? Согласно этой бумаге, так называемый пакт Молотова — Риббентропа, напомню, что это министр иностранных дел Советского Союза и фашистской Германии Риббентроп, как пишут, дальше поделили Европу и территории независимых государств между двумя тоталитарными режимами, что проложило дорогу к началу Второй мировой войны», — рассказал глава государства.

Простое обращение к архивам дает совершенно иную картину.

1934 год — Декларация о неприменении силы между Германией и Польшей, или иначе Пакт Пилсудского — Гитлера. 1935 год — Англо-Германское морское соглашение. Следом в сентябре 1938 года — Мюнхенское соглашение между нацистской Германией, Англией, Францией и Италией, а уже в декабре — Франко-Германская декларация. Весной 1939 года Третий рейх подписывает совместные документы с Литвой, а чуть позже — с Латвией.

«Таким образом договор между Советским Союзом и Германией был последним в ряду тех, которые были подписаны другими европейскими странами, как бы заинтересованными в сохранении мира в Европе. При этом хочу отметить, что Советский Союз пошел на подписание этого документа только после того, как были исчерпаны все возможности и были отклонены все предложения Советского Союза о создании единой системы безопасности, антифашистской коалиции, по сути дела, в Европе», — сообщил Владимир Путин.

Увы, единую систему безопасности в Европе тогда видели совсем по-другому. В том же 1938 году Невилл Чемберлен в ходе переговоров в Германии скажет следующие слова: «Германия и Англия являются столпами европейского мира, и поэтому необходимо мирным путем преодолеть наши нынешние трудности. Наверное, можно будет найти решение приемлемое для всех, кроме России».

Годом ранее тезка английского премьера, дипломат и будущий посол королевства в Германии Невилл Хендерсон напишет: «Было бы несправедливо пытаться не допустить того, чтобы Германия завершила свое единство и изготовилась для войны против славян, при условии, что приготовления ее будут таковы, чтобы убедить Британскую империю, что они одновременно не направлены против нее».

Таковыми были реальные подходы к проблеме европейской безопасности у «цивилизованных циников» накануне сдачи немцам Чехословакии.

«В 1938 году Гитлера еще можно было остановить коллективными усилиями европейских государств. Это признавали и западные лидеры. Вот опять ссылка на документ. Это запись бесед представителей французского и польского командования о перспективах войны в Европе между итало-германской и польско-французской коалициями. От 17 мая 1939 года.

«На встрече с министром военных дел Польши начальник французского Генерального штаба заявил, что в сентябре 1938 года общая обстановка представляла гораздо больше возможностей, чем теперь, для вмешательства против Германии».

То есть он о чем говорил: что если бы своевременно отреагировали, войны можно было бы избежать. А вот уже в ходе Нюрнбергского процесса над военными преступниками на вопрос, напала бы Германия на Чехословакию в 1938 году, если бы западные державы поддержали Прагу, фельдмаршал Кейтель ответил: «Нет, мы не были достаточно сильны с военной точки зрения. Целью Мюнхена было вытеснить Россию из Европы, выиграть время и завершить вооружение Германии», — рассказал Владимир Путин.

Москва, связанная с Прагой договором, предпринимала отчаянные попытки спасти Чехословакию, но помешала Польша, отказавшаяся пропустить советские войска через свою территорию.

«Это запись беседы посла Германии в Польше, господина Мультке с министром иностранных дел Польши, господином Беком. В этом документе министр иностранных дел Польши, господин Бек выразил надежду, дальше цитата: «В областях, на которые претендует Польша, он прямо об этом говорит, не возникнет противоречий с германскими интересами», то есть дележ Чехословацкой территории», — отметил Владимир Путин.

К концу 1938 года интересы Польши не входили в противоречия с германскими устремлениями не только в Чехословакии. В докладе 2-го отдела Главного штаба Войска Польского эта общность отражена следующим образом: «Расчленение России лежит в основе польской политики на Востоке. Поэтому наша возможная позиция будет сводиться к следующей формуле: кто будет принимать участие в разделе. Польша не должна оставаться пассивной в этот замечательный исторический момент».

«И в этой связи еще один показательный документ. Запись беседы министра иностранных дел Германии Иоахима Риббентропа с министром иностранных дел Польши господином Беком от 6 января 1939 года. Вот он, этот документик. После Второй мировой войны в наших архивах достаточно много оказалось документов из Восточной Европы и из Германии. Ну так вот, Иоахим Риббентроп выразил позицию Германии, которая, дальше цитата, «будет исходить из того, чтобы рассматривать украинский вопрос как привилегию Польши. И во всех отношениях поддерживать Польшу при обсуждении этого вопроса», — сообщил Владимир Путин.

Документ, которые привел Владимир Путин, свидетельствуют о том, что Россия вероятнее всего располагает материалами, в которых «цивилизованный европейский цинизм» накануне войны предстает во всей своей истинной чудовищности. 1939 год, до вторжения фашистов в Польшу остаются считанные дни. Вот выдержка из беседы Гитлера с польским министром иностранных дел.

«Фюрер говорит: «Дальнейшим вопросом, в котором у Германии и Польши есть совместные интересы, является «еврейская проблема», он, фюрер, преисполнен твердой решимости выбросить евреев из Германии, сейчас им еще будет позволено захватить собой часть своего имущества, при этом они наверняка увезут с собой из Германии больше, чем они имели, когда поселились в этой стране. Но чем больше они будут тянуть с миграцией, тем меньше имущества они смогут взять с собой».

Ну, вот это что такое вообще? Ну, что это за люди? Кто они такие? И у меня складывается впечатление, что этого не только не хотят знать в сегодняшней Европе, а что это сознательно замалчивают, пытаясь переложить вину в том числе и за развязывание Второй мировой войны с нацистов на коммунистов», — сказал Владимир Путин.

К сожалению, то, что происходит сейчас в Европе, вполне закономерно. Скелеты в шкафах дружной цивилизованной семьи европейских народов ведь никуда не делись. Глубоко внутри каждое общество все еще не избавилось от ночных кошмаров из прошлого. Панацеей от угрызений совести может быть лишь общее для всех абсолютное зло. И, конечно же, оно должно быть извне. Германия вновь во главе единой Европы. Как когда-то, под Сталинградом. 1 сентября в 80-ю годовщину начала той страшной бойни в Польше все вместе, есть даже хорваты, чьи концлагеря в свое время приводили в ужас специалистов из Рейха. Нет только русских, 75 лет назад варварски сорвавших планы объединения цивилизованных европейских народов.

«И в прошлом, и сейчас пугают Россией, и царской, и советской, и современной, ничего не меняется. Не важно, какая она. Смысл сохраняется. Не нужно здесь путать и идеологические термины. Большевистская, русская, какая угодно — наша общая бывшая родина Советский Союз. Для этого можно заключить сделку с кем угодно, в том числе и с фашистской Германией, что, по сути дела, мы видим, и происходит по факту. В этой связи, конечно, я смотрю, что в некоторых странах Европы происходит с русофобией, с антисемитизмом и так далее. Это все мне что-то очень напоминает. Агрессивный национализм всегда ослепляет, стирает любые моральные грани, ставшие на этот путь не останавливаются ни перед чем. Но в конечном итоге это достает их самих. И так было не раз», — подчеркнул глава государства.

Очевидно, что все эти европейские резолюции, борьба с памятниками и переписывание истории — адресованы не нам. Это попытка справиться со своими внутренними комплексами. Предстать перед самими собой эталоном морали с правом судить и предъявлять претензии. Наши доморощенные циники с их сомнениями в необходимости защищать Ленинград — необходимый для этого информационный шум.

С нами же договориться не удастся, как правильно заметил Чемберлен. Их «цивилизованный цинизм» не пробьется. Таков уж пафос наших средневековых душ.

Смотрите также
Показать еще

Читайте также: