Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
4 августа 2019, 21:47

В Следственном комитете сообщили о задержании еще троих участников несанкционированной акции в Москве

Речь о событиях 27 июля. Задержанных обвиняют в участии в массовых беспорядках. Задержание уже не первое, на неделе с той же формулировкой были взяты под стражу еще пять человек, и Пресненский суд выбрал всем им мерой пресечения арест.

Сделать селфи на фоне полицейских или даже «застримиться», то есть провести трансляцию в прямом эфире через интернет для своих приятелей, эти цели, судя по видеозаписям, были главными для большинства собравшихся на мероприятие, которое сами они назвали «прогулкой протеста по улицам Москвы».

По данным МВД, 3 августа на такие прогулки вышли около 1,5 тысяч человек, из них были задержаны около 600. Выборочные задержания, которые приходится делать во время несакционированных акций, дали эффект. Вот этот 18-летний безработный гулял по центру Москвы с ножом, перчатками и баллончиком с перцовым газом в рюкзаке.

Такая же точно цель прогулки — купить резиновые ножи для тренировок по ножевому бою — была и у другого молодого человека. Чтобы их уж наверняка удалось купить, он прихватил с собой баллончик с перцовым газом и два травматических пистолета.

Когда рядом не было полицейского оцепления, а значит и не было повода фотографироваться на таком фоне, то «гуляющие по причине протеста» поддерживали себя «кричалками», в том числе с требованиями допустить к выборам в Мосгордуму нескольких политиков из числа непримиримой оппозиции, которые не были зарегистрированы в качестве кандидатов по причине большого количества недействительных подписей.

Вялое «допускай!», судя по ссылке на видеозапись в личном аккаунте в Twitter, произносил, а не выкрикивал, протестующий под псевдонимом Макс Стеклов. Вялость, правда, улетучивалась, когда он начинал письменно рассуждать о расправах над детьми полицейских и Росгвардейцев, которые сдерживали гиперактивных граждан и провокаторов на несакционированных акциях. Стеклов писал, что можно изучить аккаунты правоохранителей в соцсетях, выяснить, где они живут, а затем уже…

«Посмотрят на милые счастливые семейные фото, изучат геолокацию, а дальше ребенок доблестного защитника правопорядка просто однажды не приходит из школы. Вместо ребенка по почте приходит компакт-диск со снафф-видео».

Снафф-видео — это короткометражные фильмы, в которых показаны настоящие убийства. Угроза вызвала, мягко говоря, бурю возмущения. Возможно, работники Следственного комитета, которые первыми отыскали и задержали человека под псевдонимом Макс Стеклов, спасли его от гнева возмущенных людей. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что это Владислав Синица, житель Подмосковья, 1989 года рождения.

«Установлено, что Синица под сетевым псевдонимом разместил через социальную сеть для широкого круга лиц призыв к насилию в отношении детей правоохранителей. Тем самым преступный умысел фигуранта был направлен на возбуждение вражды и ненависти ко всем сотрудникам правоохранительных органов и прежде всего их детям. Ни у кого не должно вызывать сомнений, что за подобные публичные комментарии и призывы непременно наступит уголовная ответственность. Экстремизм в любой форме проявления, тем более направленный против тех, кто ценой жизни защищает интересы граждан и государства, будет и впредь пресекаться в рамках действующего законодательства», — сообщила официальный представитель СК РФ Светлана Петренко.

За несколько дней до 3 августа организаторы несакционированных акций давали инструкции тем, кто собирался принять в них участие, сформулировали что-то вроде «методички». Вот пример такого текста:

«Желательно принести с собой громкоговоритель или рупор. Благодаря нему одна из групп в прошлый раз была намного эффективнее. Используйте разведку. В радиусе 100-200 метров должны находиться добровольцы, оповещающие (в геочате или посредством размахивания чем-то ярким) о приближении ОМОНа. Не полагайтесь на известных оппозиционеров. Особенно это касается уличной тактики. Никто не разберется на месте лучше самих протестующих».

Выводы из произошедшего делают не только организаторы акций. Видеозаписи, сделанные во время их проведения, внимательно изучают и эксперты.

«Мы на этих кадрах четко видим, как организуется работа с манифестантами. Есть старший группы, есть старшие десятники. Старший подает сигналы, десятники передают это непосредственно своим подопечным. И все происходит синхронно: начинаем прыгать, поднимаем руки, отлично, идем туда, пошли», — комментирует политолог, директор Международного института новейших государств Алексей Мартынов.

Этот вот «специалист по уличной тактике», в красных шортах, продумал индивидуальную технологию безопасного отступления после участия в беспорядках 27 июля, которыми деятельно руководил. Он забрал у семейной пары, своих единомышленников, очевидно, грудного ребенка, которого до этого родители возили в коляске. Прижал к груди и был таков с ребенком в виде живого щита.

А вот до этого он проводил инструктажи, «зажигал», объяснял, куда толпе идти. Забираясь на столбы, руками указывал направление движения, «накачивал» людей коллективными подпрыгиваниями, сопровождаемыми «кричалками» в стиле украинских «майданных технологий». Всюду он был впереди толпы.

Позже выяснилось, что это Сергей Фомин, сборщик подписей из штаба Любови Соболь, которую сняли с выборов в Мосгордуму. Произошло это из-за того, что больше 10% подписей в ее поддержку оказались недействительными. Сергей Фомин арестован в рамках уголовного дела о массовых беспорядках в Москве, как и Иван Подкопаев, который принес на акцию два ножа, молоток, противогаз и газовый баллончик. Перцовый газ из таких баллончиков распыляли в лица бойцам Росгвардии, когда пытались прорвать оцепление.

Кстати, статья 212 Уголовного кодекса, по которой выдвинуты обвинения, предполагает по максимуму лишение свободы на срок до 15 лет.

Еще одного фигуранта, 21-летнего Самариддина Раджабова, следствие обвинило в том, что он бросал предметы в полицейских. Бросавших же камни и мусорные баки идентифицируют.

Еще одну продуманную провокацию исполнил Кирилл Жуков. Под скандирование сподвижников он то ли пытался ударить, то ли сорвать шлем с омоновца.

«Вот точно видно совершенно здесь, что есть организатор, который подстрекает; он действует на передовом как бы фронте, а потом уходит назад. Добиться крови самое главное, им нужны некие сакральные жертвы, чтобы потом это можно было показывать на экранах, в Сети или на телевидении», — поясняет политолог Марат Баширов.

Мэр Москвы Сергей Собянин на происходившее на улицах Москвы отреагировал так: «Как я оцениваю? Как массовые беспорядки, заранее спланированные и хорошо подготовленные. Никаких заявок на проведение согласованной акции не было. Никто нас не спрашивал и даже не пытался. Прямо на согласованном нами митинге 20 июля, который, кстати, прошел без всяких проблем, прозвучал ультиматум и призыв 27-го штурмовать мэрию. Они перешли к активным действиям, к попыткам перекрытия дорог, блокированию улиц, нападению на полицейских. Они просто вынудили полицию применять силу, что в данной ситуации было совершенно адекватным. И я хотел бы сказать спасибо полицейским и сотрудникам Росгвардии, они выполняли свой долг».

Уличные беспорядки и в Европе, и в странах Америки пресекают, к слову, гораздо жестче. Там применяют и слезоточивый газ, и резиновые пули, и водометы. Одни только разгоны акций «желтых жилетов» в Париже, например, говорят сам за себя.

Ответственность за организацию и участие в массовых несанкционированных мероприятиях:

- во Франции необходимо согласование с полицией, уведомление в мэрию не позднее чем за три дня, право на разгон акции после двух призывов разойтись. Задержанным после этого штраф до 15 тысяч евро, лишение свободы до одного года;

- в Швеции для собрания более чем 15 человек уведомление в полицию за семь дней с указанием сведений об организаторе, месте, времени и требуемых мерах безопасности. Если митинг не санкционирован, то его организаторам грозит лишение свободы до четырех лет, участникам — до двух лет;

- в Великобритании необходимо уведомление за шесть дней, нужно указать место, время, маршрут и организаторов. Несанкционированные мероприятия ранжируются на массовые беспорядки и немассовые насильственные действия. Если в них принимают участие от 12 человек, то участникам грозит максимально до 10 лет тюрьмы, если участников от трех до 12 — то до пяти лет.

В Центризбиркоме обращают внимание: людей, участвовавших в уличных беспорядках, банально использовали, ведь даже и формального повода не было — кандидаты в депутаты Мосгордумы, помощники которых собрали больше 10% недействительных подписей, что, вообще-то, является основанием для снятия, даже не пытались разрешить ситуацию законным способом.

«Так называемые «протестные митинги», в том числе и несанкционированные, начались еще до того, как в Мосгоризбиркоме был хоть один отказ, еще не было ни одного отказа со стороны Мосгоризбиркома ни одному из так называемых независимых кандидатов», — говорит глава ЦИК Элла Памфилова.

Недействительные подписи недовольных кандидатов в депутаты изучали сначала одни эксперты, затем были предложены другие. В Общественной палате тоже занимались этим. В большинстве случаев повод усомниться прозрачен и очевиден. Скажем, подпись поставлена одной рукой, а дата рядом — другой; или же подпись избирателя лет эдак 80 выглядит энергичной лихой закорючкой, что не похоже на подпись человека пожилого возраста, когда, как правило, рука слабее и дрожит.

Но есть и еще более простой способ проверки — ввести номер паспорта в общедоступную базу данных МВД. Так обнаружилось много «мертвых душ».

«Удалось найти фотографии могил подписантов, которые якобы указаны как живые в подписных листах, что они якобы расписывались, например, за Любовь Соболь, за Дмитрия Гудкова, за других оппозиционных кандидатов. И после этого мы стали уже выходить, получать опять-таки справки о смерти, которые уже окончательно расставили все точки над “I”», — рассказывает член Общественной палаты РФ Илья Ремесло.

Об этих методах проверки подписей знают, в общем-то, все, кто идет на выборы как самодвиженец. Михаила Конева сложно заподозрить в симпатиях к власти: участвовал почти во всех протестных акциях последнего времени, член оппозиционных партий, непримиримый критик чиновников, при этом смог собрать пять тысяч подписей в свою пользу и получил удостоверение кандидата в депутаты Мосгордумы. Кстати, сам он тоже подал жалобу, но не на Мосгоризбирком, а на Илью Яшина.

«Мой бывший конкурент по округу Илья Яшин, который является главой муниципального округа Красносельский, будучи главой, использовал сайт округа, который оплачивается из бюджета района, из бюджета Москвы, на котором запрещена реклама, для своей предвыборной агитации. Он размещал там предвыборные ролики себя и своей команды. Это грубейшее нарушение действующего законодательства. Я это нарушение обнаружил, написал жалобу и Илья Яшин был снят с выборов. Несмотря на то, что он мой коллега по демократическому флангу, закон нарушать недопустимо никому», — рассказал Михаил Конев.

Всего на выборы в Мосгордуму зарегистрировано 233 кандидата, и по статистике ЦИК, кандидатов, которых поддерживает партия власти, не более 20% от общего числа зарегистрированных. На одно депутатское место сейчас пять кандидатов. Точно есть из кого выбирать.

Теперь, после проведения несанкционированных митингов, после уличных беспорядков, можно задаться вопросом: зачем же все это нужно было кандидатам, которые очевидно заведомо шли на брак в подписных листах?

«Они заведомо собирали подписи таким образом, чтобы не быть зарегистрированными. Эти деятели достаточно шумные, они владельцы одной из самых серьезных армий ботов в социальных сетях и вообще в интернете. Все это не имеет никакого, ну, практически никакого уже не имеет отношения ни к выборам городского парламента, ни к выборам вообще. Это действия явно экстремистского характера с целью провокаций правоохранителей на жесткие действия. Вот и все», — комментирует политолог Алексей Мартынов.

Лозунг части столичной, как принято иногда говорить «сытой молодежи», который звучит так: «Все у нас хорошо, но больше так жить нельзя», оказался непопулярным среди москвичей, поэтому и на акцию 3 августа пришло в два раза меньше людей. Тем более вполне очевидно — к самим выборам в Мосгордуму это отношения не имеет. Это вполне себе самодостаточные провокации, к которым их организаторы придумывают различные поводы.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей